Таежный тупик на Ижме (2017)

Таежный тупик на Ижме. (2017)
Восьмидесятилетняя Зоя Канева из деревни Черноборской продолжает ходить на охоту.

На высоком левом берегу реки Ижмы стоит небольшая деревня Черноборская. Когда-то к ней через леса и луга вела дорога из села Сизябск. Но сейчас по разбитой грунтовке, длиной двадцать пять километров, уже не проехать. Зимой в Черноборскую можно попасть на снегоходе или лыжах, летом приплыть на лодке по реке. Даже среди коренных ижемцев совсем немного тех, кто бывал в этой деревеньке. Журналист Республики решил добраться до Черноборской и познакомиться с ее старейшей жительницей Зоей Яковлевной Каневой. В этом году ей исполнилось восемьдесят лет, но, несмотря на столь почтенный возраст, она сама все делает по хозяйству, летом целыми днями собирает грибы и ягоды, а зимой ходит на охоту.

Проводником в деревню стала внучка Зои Яковлевны Анастасия Канева. Детство она провела у бабушки, сейчас учится в Сыктывкарском госуниверситете, а на каникулы приехала к родителям в Сизябск. Несколько лет назад девушка стала одной из главных героинь фильма Андрея Понкратова Человек мира. Коми телеканала Моя планета.

Утром выехали из Сизябска, переправились по мосту на другой берег Ижмы и проехали около двадцати километров по направлению к Щельяюру. В одном малозаметном месте нужно свернуть на лесную грунтовку и проехать еще пару километров по лугам. Овраги здесь можно форсировать только на внедорожнике. Затем грунтовка вывела на широкий пляж реки, на другом берегу которой виднелись дома Черноборской. Настя позвонила живущему в деревне своему дяде, и тот перевез нас на лодке через реку. Казалось бы, всего час пути но попадаешь в совершенно другой мир, своего рода таежный тупик, где жизнь неспешно течет по своим законам.

Зоя Яковлевна к нашему приезду накрыла стол. Было заметно, что для нее визит гостей, которых в деревне бывает немного, это настоящий праздник. Грибы, рыба, картошка, ягоды все свое, экологически чистое. Свой дом Каневы возвели на красивом, обдуваемом ветрами берегу, комаров здесь нет. Из окон видна синева реки и зеленый горизонт противоположного берега. Если выйти на крыльцо, то кажется, что крутая тропинка сбегает прямо в реку. За деревней возвышается сосновый бор. Места здесь живописные.

Хозяйка хорошо понимает, когда к ней обращаются по-русски, но отвечает на родном языке. Родилась она в Сизябске, в семье оленеводов Якова и Анны Вокуевых. Была младшей из троих детей, и пока не ходила в школу, ездила с родителями в тундру. До седьмого класса училась в Сизябске, а затем переехала в Черноборскую.

В Черноборской вначале работала на ферме в местечке Лямчин, вспоминает Зоя Яковлевна. Доила коров, ухаживала за телятами. Затем перевелась на местную звероферму, где выращивали на мех лис-чернобурок.

Население Черноборской (раньше деревню называли Мирской) никогда не было большим в лучшие годы здесь жили не более полусотни человек. Но, несмотря на это, здесь были своя молочная ферма и питомник по выращиванию чернобурых лисиц. В окрестностях деревни нашли уникальную глину, из которой в больших сараях делали известные на весь район кирпичи, а также лепили посуду. Чтобы полностью обеспечить район местным кирпичом, здесь в советское время даже хотели построить небольшой завод. Но начальство сочло эту идею нерентабельной. Помимо этого, в деревне производили отличный деготь. Одна из больших промышленных печей для производства дегтя сир пач (смоляная печь) до сих пор стоит в лесу. Внешне она напоминает котел для варки колдовского зелья или НЛО. Скорее всего, этот артефакт сельской индустриализации сохранился в республике в единственном экземпляре. Зоя Канева, несмотря на свой возраст, довольно бодро провела по бору к сир пачу и также показала обломки местного кирпича, валяющегося около гигантской печи.

В Черноборской Зоя Вокуева вышла замуж за вернувшего после службы моряка Егора Канева, которого земляки за высокий рост прозвали Кузь Егор (Длинный Егор). Новобрачные поселились в маленьком домике вместе с родственниками Егора.

Они жили с моей прабабушкой Клавдией, рассказала Анастасия Канева. Здесь у бабушки родился первый ребенок мой дядя Миша. Когда он немного подрос, то молодые решили работать в тундре. Приезжали они только зимой на полтора-два месяца. Вторым ребенком стал Степан мой папа. А после того как на свет появилась дочь Валя и ей исполнилось три годика, дедушка Егор и бабушка Зоя решили осесть в деревне и построили дом. У них родилось еще семь детей. Бабушка всегда вставала очень рано, доила коров, готовила еду, всех кормила и уходила на работу. Она научилась вязать, шить одежду детям, себе, также шила пимы, малицы и делала обувь тюни. Дедушка после болезни умер рано, и бабушка осталась с детьми одна. Хорошо еще, что помогали старшие дети, которые приезжали на каникулы домой. В деревне своей школы не было, поэтому ребята учились в Сизябске. Сейчас бабушка похоронила уже троих сыновей и троих внуков, но она никогда ни на что не жаловалась. Она любит природу, собирает грибы, ягоды. Выращивает много картошки, огурцов и других овощей. Ходит на рыбалку и ставит силки и капканы. Сама печет вкусные шанежки и хлеб. Бабушка умеет радоваться каждому маленькому счастью.

Зоя Яковлевна мать-героиня, у которой десять детей: восемь сыновей и две дочери. Сейчас у нее уже больше тридцати внуков и правнуков. Растет уже один праправнук. Вместе с Зоей Яковлевной в Черноборской живет ее сын Василий. Ему уже под пятьдесят лет, но невесты и работы в деревне мужчине не найти. Помимо Каневых, в деревне живет еще несколько человек. Зимой население Черноборской всего три жителя, летом приезжают дачники из Сизябска и Ижмы, и население увеличивается до семи человек. В деревне всего две собаки, две кошки и одна лошадь. Коров сейчас здесь не держат.

Вся деревня это около десятка домов. Строения еще добротные, только местный клуб, оставшись без присмотра, разваливается. А когда-то здесь крутили кино, проводили собрания и концерты. Магазина и медпункта в деревне нет. В межсезонье жители Черноборской надолго оторваны от цивилизации в половодье затапливается низкий противоположный берег. Самым необходимым приходится запасаться впрок.

Шесть лет ходили с мужем в тундру, пасли оленей, вспоминает хозяйка дома. Когда мне было пятьдесят лет, муж умер. Он на шесть лет старше меня был. Осталась я одна с детьми на руках. Самому младшему Владимиру всего восемь годков исполнилось. Так и поднимала всех одна. Декретный отпуск не давали, целый день на работе, потом вечером в лес за грибами, ягодами или на охоту. В три часа ночи возвращалась домой, немного посплю и в пять утра снова на работу.

Дети и внуки часто навещают Зою Яковлевну. Привозят продукты и пенсию. Есть в деревне телефон и сотовая связь. Смотрят здесь и новости по спутниковому телевидению. Только с электричеством перебои. Электрики, которые по одному живут вахтовым методом в деревне, включают электрогенератор на два часа утром и на пять вечером.

Зимой Зоя Канева надевает суконный охотничий лузан, встает на широкие лямпы и идет проверять свои охотничьи угодья.

Ружья у меня нет, я только ставлю силки и капканы, рассказывает она. Всего около трехсот силков. С восьми утра и до позднего вечера хожу по лесу. Ловлю куропаток, тетерок, глухарей. Иногда и куница попадется. Силки нужно проверять через три дня. Медведей и волков не боюсь. Волков у нас мало, а у медведя свои тропы. Я ему не мешаю, и он мне не мешает. В случае чего койбедем (охотничий посох, имеющий с одной стороны лопаточку, а с другой железный наконечник, авт.) могу защититься. Летом грибы в бору и ягоды на болоте собираю. По сотне литров приношу клюквы, морошки и брусники. Раньше скота много держала. Три коровы, телята, лошади были. Сейчас только кошка и собака. Зимой, когда есть свободное время, пряду шерсть и вяжу.

Секрет долголетия и жизненных сил Зои Яковлевны в том, что она живет в таком экологически чистом месте, постоянно работает, ходит в лес и главное позитивно и с интересом относится к жизни. Даже пара часов, проведенных в Черноборской, могут зарядить человека жизненной энергией на несколько месяцев, а Зоя Яковлевна прожила здесь шестьдесят два года.

Когда я в сорок два года родила сына Владимира, то врач мне сказала, что теперь мне нужно еще пятьдесят лет прожить, вспоминает Зоя Яковлена. Так что до девяноста двух лет точно проживу. На здоровье не жалуюсь. Сейчас дети строят мне дом в Сизябске. Жалко будет покидать Черноборскую, но что делать. Видимо, придется переехать ближе к детям. А хотелось бы, чтобы жизнь в Черноборской снова ожила.

Но, скорее всего, Зоя Яковлевна с сыном вскоре покинут Черноборскую, и деревня опустеет. Она не только старейшина деревни, которая помнит всю ее историю. Она своего рода живая душа Черноборской, без которой не будет и деревни.

Артур АРТЕЕВ
Фото автора

Экспедиция в Таежный Тупик

31 августа студенты Университета вернулись из очередной волонтерской экспедиции на Западный Саян — к знаме...


1 comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *